Краски мира

18 589 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вадим
    Спасибо за экскурсию6 красивейших хра...
  • Alex Немо
    "...перед тем, как войти в Афганистан. Это фото сделано в 1979 году....". Чушь полнейшая. Войска были введены в декаб...23 фото из прошло...
  • TRIGGER Вашурин
    Страна Диогенов...)Дома-цистерны: кт...

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Лыжник Алексей Заводский, однажды побывав на Эльбрусе, бросил спортивную карьеру и уехал жить в горы. Он рассказал Bird In Flight, зачем забираться туда, куда никогда не дойдут туристы, за что любит непальцев и чем они лучше москвичей.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Алексей Заводский, 30 лет
Фотограф и путешественник. Родом из Солнечногорска, живёт в Катманду, работает гидом по Непалу. Ранее прошёл Кавказ, Алтай и Урал. Публикуется в National Geographic Россия и XCSport.

Facebook Livejournal 500px

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

У меня никогда не было нормальной работы, я не ходил в офис и не ждал отпусков. С подросткового возраста я занимался спортом, а после совершеннолетия подписал контракт со спортивным клубом. Всё, что от меня требовалось — поддерживать себя в хорошей форме и выступать на соревнованиях. Было много свободы и любопытства. Однажды на отдыхе в Кисловодске я попал на экскурсию в Приэльбрусье с подъёмом на гору Чегет. Это весьма популярный туристический трек. Поднимаясь на канатке, видишь Кавказский хребет, Эльбрус. Незабываемое зрелище. Вскоре я вернулся на Кавказ — сначала на три недели, потом на месяц, потом ушёл из спортклуба. Через четыре года я надолго уехал в Гималаи.

Одному в горах заняться особо нечем — только идти, думать, наблюдать, фотографировать.

 Я пробовал ходить в горы без фотоаппарата, но хочется показать другим всё, что вокруг. Ведь этого не увидишь, выйдя из дома. Это экспедиционная фотография, её непросто получить, и в этом её ценность. В Гималаях снимает не так много людей, а тех, кто ходит на высокогорье — единицы.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Восхождение на Эльбрус

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Восхождение на Эльбрус

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Гималаи. Озеро Тиличо, вид с перевала Месоканто Ла.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Непал. Перевал Месоканто. Осень 2012.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Непал. Национальный парк Сагарматха. Пумори. Весна 2013.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Индия. Ладакх. Монастырь Ламаюру. Лето 2012.

О любви к одиночеству

Иногда я вожу группы. Есть разные виды треков и много живописных мест в горах, куда туристам добраться не так уж сложно. Там можно в сравнительном удобстве, не ночуя в палатке на снегу и питаясь нормальной едой, увидеть очень красивые горы. Один я ухожу дальше, потому что ищу тишины и чувства полного одиночества, дистанцированности от мира.

Я люблю Кавказ и бываю там почти каждый год. Но действительно моё — Гималаи.Исследуя эти горы, я ухожу всё дальше и глубже, по всё более сложным и менее хоженым путям, каждый раз на всё более длительный период. Я всегда сам себе выдумываю маршруты. В рюкзаке за спиной у меня тёплая одежда, газ, горелка, палатка и спальник, в рюкзаке на груди — камера, штатив, фильтры, пара объективов. Получается 30–35 килограммов.

Выше 5 000 метров вечная зима, ледники, снега, камни. Днём на солнце до +15, ночью, в зависимости от времени года, бывает и –25. Времени для съёмки не так много: час на рассвете, час на закате. Но я люблю снимать ночью: звёзды и горы — самое прекрасное, что есть на свете.

От того места, куда может доехать транспорт, до места съёмки минимум 3-4 дня пешком.Сперва идут популярные туристические треки, на них можно остановиться под крышей, нормально поесть. Потом цивилизация остаётся позади, начинаются одинокие горы.

Однажды на перевале Месоканто, возле озера Тиличо, погода сильно испортилась: пропала видимость, валил снег, шёл дождь. Три дня я провёл в палатке. Повезло, что непогода не продлилась дольше, что меня не сдуло с перевала ветром. Когда находишься один в труднодоступных местах, можешь рассчитывать только на себя — это пробуждает чувство удивительной осознанности и чистоты восприятия. Оно очень дорого мне, поэтому я всё чаще хожу в горы один.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Женщина идёт кору (кора — принятый в буддизме «священный обход» по часовой стрелке вокруг гор или монастырей) вокруг горы Кайлас.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Долина Цум. Му Гомпа.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Девчонки в национальной одежде на коре возле Кайласа.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Лангтанг. Непал.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Долина Цум. Непал

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Смотрящие на огонь. Варанаси. Индия.

О характере непальцев

В западном Непале, на границе с Тибетом, туристы — редкое явление. Там есть деревни, в которых никогда не слышали английского языка, не видели белого человека. Люди там меньше удивились бы летающей тарелке, чем туристу с рюкзаками и камерой.

Горные жители добры, гостеприимны и щедры, несмотря на бедность и простоту жизни. В горах нельзя отказать человеку в тепле, в пище, в месте для сна и отдыха. Кем бы ты ни был, они разделят с тобой всё, что у них есть, потому что они знают, как тебе тяжело.

Непальцы, у которых есть возможность, уходят из таких отдалённых горных поселений, строят дома в низинах. Верх мечтаний — дом в долине Катманду. Но, даже построив его, на лето они возвращаются в горы. Потому что это в крови.

Этнографы считают, что люди, живущие высоко в горах, оказались там, потому что во времена передела земли и племенных войн они были не готовы воевать. Они отступали и отступали до тех пор, пока не забрались туда, где никто кроме них жить не сможет. Эти люди могут пасти овец, коз, но они не воины. И время для них остановилось, уклад жизни не меняется тысячу лет.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Национальный парк Сагарматха. Путь через три перевала.

О философии в горах

Когда проводишь много времени в путешествиях с незнакомыми людьми, становишься более терпимым, гибким, легче воспринимаешь всё, что преподносит жизнь: и так хорошо, и по-другому неплохо. Иногда из Западного Непала я не возвращаюсь месяц, а то и дольше, брожу по горам, живу в горных поселениях. В ближайшее время планирую уйти минимум на пару месяцев: сделаю фотопроект о жизни в отдалённых горных деревнях.

Мне интересны контрасты: приятно возвращаться в цивилизацию, а из неё потом приятно уходить в дикие места. Если возвращаешься в Катманду, перемена не так разительна: непальцы — спокойные, приветливые люди. А вот возвращаться в Россию тяжело: я не был в Москве год, приехал и столкнулся со стеной негатива и недовольства. Уровень жизни москвичей в десятки раз выше, чем непальцев, но и разница в принятии жизни просто колоссальная.

Традициями и философией людей этой части мира я заинтересовался ещё до того, как полюбил горы. В феврале я планирую пройти очередной курс випассаны — это 10-дневный обет, на время которого нужно прекратить разговаривать. Медитируешь по 10 часов в сутки, скромно питаешься, отказываешься от всех развлечений, вредных привычек, максимально сокращаешь контакты с людьми. Кажется, что достаточно сложно выполнить все требования курса, но в Индии практиковать такие вещи естественно. А когда я в горах, один, медитировать ещё проще. Ведь для этого необязательно сидеть уставившись в стену и распевать мантры: можно идти, можно фотографировать. Высоко в горах нет суеты, ничто не отвлекает от наблюдения за горами и собой. Это экспедиция и это же — медитация.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Шива-темпл на озере Госайкунда. Лангтанг. Непал.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Непал. Мананг. Осень 2013.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Индия. Ладакх. Ламаюру. Лето 2012.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Непал. Национальный парк Сагарматха. Ама-Даблам. Весна 2013.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Индия. Долина Спити. Монастырь Ки. 2012.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Непал

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Национальный парк Сагарматха. Путь через три перевала.

Алексей Заводский: «Я хожу в горы один за тишиной и чувством полного одиночества»

Подъём на Эльбрус

Анна Акагэ, источник

Картина дня

))}
Loading...
наверх